• Из книги Б. Н. Тимофеева «Правильно ли мы говорим» (1961):

    Немного о названиях некоторых иноязычных произведний на русской сцене…
    …Представьте себе, что вы находитесь в зале драматического театра… На сцене идет бессмертная трагедия Шиллера «Коварство и любовь». Вы слышите вдохновенные шиллеровские слова в русском переводе, в антракте читаете программу на русском языке, но само произведение в программе названо «Кабале унд либе».
    Абсурд? Безусловно.
    А теперь представьте себе, что вы находитесь в зале оперного театра… На сцене идет опера Бизе «Искатели жемчуга». Вы слышите арии на русском языке, в антракте читаете программу, написанную по-русски, но название оперы «Лэ пешёр дэ пэрль».
    Абсурд? Безусловно.
    А между тем нечто подобное происходит десятки лет, когда вы смотрите и слушаете оперу Верди «Травиата» или комическую оперу Обера «Фра-Дьяволо»…
    Ведь «Травиата» — это совсем не имя героини, а непереведенное на русский язык итальянское слово, означающее «падшая», «сбившаяся с пути», «заблудшая»…
    И «Фра-Дьяволо» — не имя героя, не прозвище, а тоже не переведенные на русский язык итальянские слова «Брат дьявола».
    И название оперы грузинского композитора Палиашвили «Даиси» — не имя героини, а непереведенное грузинское слово «сумерки».
    Приходится удивляться, что некоторые иноязычные произведения попадают на нашу сцену в таком виде, когда на русский язык переведено всё, кроме… названия!

    Posted by admin @ 14:46

  • Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

    Это не спам.
    сделано dimoning.ru

Archives: